Рутэн
Течь и меняться

Номер 3
15-ое ноября 2001 года

[Назад] [Вперёд]
Восемь путей страдания
  Некоторые говорят, что "жить" - непременно должно означать веселиться и получать удовольствие, но разве это всегда так просто?
   Существует один технический буддийский термин - "4 и 8 путей страдания". Первые четыре: рождение, старение, болезнь и смерть, то есть все аспекты самой жизни. Рождение уже включает в себя остальные три, более очевидных, страдания.
   К этим четырём добавляются ещё четыре: страдание быть вдалеке от того, с чем человек хочет быть вместе, быть вместе с тем, от кого он хочет быть вдалеке, когда не происходит того, что хочется и находиться в данный момент в неприятной ситуации.
   Хотеть быть с любимым человеком, когда он далеко, в то время как уставать от того же человека, когда с ним надо жить вместе - частый пример экзистенциального страдания, которое можно испытать в любовных отношениях. Как правило мы всегда ищем что-нибудь, что в данный момент не находится здесь, в то время как хотим уйти от реальности, с которой сталкиваемся. Поэтому говорят, что "всё есть страдание".
   Но это не означает, что нас всегда обременяет какая-нибудь специальная боль или же страдание всё время: Иногда мы страдаем, а в иное время - наслаждаемся жизнью. Но всё же мы никогда полностью не удовлетворены. Так же как и поедание хорошего обеда раз и навсегда не уничтожит наш голод, так же и в том случае, если даже все наши желания осуществятся, в следующий момент появится ещё больше новых, неосуществлённых. Мы никогда полностью не счастливы. Всегда остаётся какой-нибудь повод для жалоб, какое-то чувство неудовлетворения...
  
   Но это не должно быть чем-то плохим. Если мы будем довольны собой и миром, то прекратим пытаться стать лучше. Поэтому можно даже сказать, что для человека важно никогда не быть полностью удовлетворённым. Без страдания мы бы потеряли движущую силу нашей жизни. Вопрос в том, поняли ли мы механизм страдания или нет. Сама жизнь - страдание (или лучше сказать - неудовлетворение), но важно и можно принять страдание и довольствоваться им.

   Даже хотя мы можем пытаться веселиться и получать удовольствие, но если мы не можем принять реальность и довольствоваться ей, то скорее станем несчастными и разочарованными в результате нашей попытки быть счастливыми. Если же, с другой стороны, мы научимся принимать нашу текущую ситуацию, то сможем быть довольными и спокойными даже в самых плохих обстоятельствах. Разве это не то, что означает счастье на самом деле?

   Я переехал в палатку в парке замка Осаки в сентябре. Два месяца прошли быстро. В утреннем ежедневном дзадзэн принимают участие меньше людей, чем я ожидал вначале. Часто я сижу один.
   Теперь становится холоднее день ото дня, так что не велика надежда на то, что количество людей возрастёт. Я должен беспокоиться, смогу ли я сам продержаться всю холодную зиму. В одно тёмное, дождливое утро, я, может быть, даже подумаю о том, чтобы забросить всё это...
   Если я беспокоюсь о моей текущей ситуации, то она становится для меня большим страданием.
   Но потом, если я спрашиваю себя, что я действительно хочу делать, зачем я пришёл сюда, то понимаю, что здесь не могло бы быть большего счастья, чем иметь возможность сидеть одному или, может быть, с кем-нибудь ещё, на воздухе, под большим небом, и действительно без малейшей причины для беспокойства.
   В зависимости от моей собственной точки зрения, в зависимости от моего отношения к жизни, она может быть адом или раем.

[Назад] [Вперёд]